Про медиа-присутствие

Раньше медиа-присутствие человека было автоматическим. Люди были постоянно включены в сообщество. Все жители деревни знали всё друг про друга.

Мне кажется, именно это проявляется в привычках общения людей в Индии, например. И бабок у подъезда. (Потому что жители отсталых страт отстают в развитии и как бы отстают в эпохе). Возможно, эта навязчивость, — когда прохожие спрашивают тебя «Where are you going?», а если ты вдруг сказал, куда идёшь, начинают рассказывать тебе, что тебе делать, — это просто черта такого образа существования сообщества, когда люди живут в виде группового сознания. И это групповое сознание, видя нового члена, разумеется, сразу хочет интегрировать его. Что, в общем-то имеет смысл. Google и Facebook тоже проявляют много настырности.

То есть, в таком сообществе с сильной включённостью членов можно к любому из них обращаться как к гуглу, они в некотором роде «подключены» к центральному сознанию, только центральное сознание не сконцентрировано, а распределено между ними всеми. Выходишь такой, ловишь первого попавшегося человека и говоришь: «OK, Indian: как проехать на вокзал?». И он либо сам тебе рассказывает, либо перенаправляет туда, где это знают. Изи.

Так вот, privacy, похоже, появилось только вот недавно, и принесло не только освобождение от настырности сообщества, но и неудобство: когда уже ты сам что-то хочешь от сообщества, оказывается, то ты в него не очень-то и включён.

В «цивилизованном» обществе, когда тебе надо подойти к прохожему и что-то у него спросить, ощущается непонятная тревога, сопротивление, даже какой-то стыд, ощущение, что ты вторгаешься куда не положено вторгаться, и только начав разговор, ты уже почти израсходовал лимит терпения собеседника. «Мы стали разобщены», как говорится.

И мне кажется, всякого рода «площадки», «порталы» и «онлайн-биржи» — это как раз ответ, спонтанно возникший, чтобы выполнить роль «включателя» индивида в сообщества, с которыми он лично плотно общаться не хочет (не до этого). Что-то вроде адаптера от человека к сообществу.

Вообще это, конечно, очень оптимизирует распределение энергии и минимизирует риски: раньше нужно было тратить кучу времени на общение со всеми, теперь ты пишешь твит/пост/видос, и тысячи людей его читают (или нет). Раньше оопозориться в своей деревне было приговором «девки, гляньте, срамота-то кака!», а теперь столько людей позорятся на глазах друг друга, что толерантность к этому как-то увеличилась, и стало понятно, что все мы не торт на 100%.

К тому же, онлайн-адаптеры позволяют детально управлять privacy. И возмущение, что Facebook закапывает все эти настройки так, что не разберёшься, показывает, насколько это важно.

Наверное, недостижимый идеал для человека — чтобы он был полностью включён в сообщество, и все члены сообщества его любили, при этом никаких его ляпов и недостатков никто не видел. И вообще лучше бы его любили независимо от того, какой он. Как бога. И попытки так сделать видны на примере идеальных профилей в Instagram, где только суперидеальные фотографии с коктейлями на пляже и самолётами и фитозавтраками. Но мы также видим и пресыщение этой идеальностью, потому что в глубине всем же понятно, что так не бывает, — а значит человек просто прячет свою часть, т. е. мы видим только фасад. А фасад это что-то выдуманное, и с ним общаться смысла мало.